Summerroush in Summershell
Что бы мы сделали, будь у нас мозги? (с)
Химнор.
Родился ок. 1183 ГВ в Дортонионе. Родители шли на Запад за Ольвэ и Эльвэ, но когда отплытие "отложилось на неопределенный срок", ушли в край гор и сосен и уже не захотели покидать его.
Обращению с целительским Даром сначала учился самостоятельно, затем, чтобы развить его и дополнить знания - пошел в ученики к Пробудившемуся целителю, также осевшему в Дортонионе.
После окончания обучения (примерно в 1270) ушел путешествовать. Дошел до гаваней Фаласа, пару десятков лет прожил там, проникся морем. Но Дортонионский край все же был ему милее, и он двинулся в обратный путь. Возвращаясь, задержался еще на несколько лет в Митриме, пытаясь понять менталитет тамошних жителей. Преуспел не особо, решил, что митрим слишком уж шумные и несерьезные, в отличие от жителей Дортониона, и отправился дальше. В Дориат попал как раз к началу строительства Менегрота - и задержался до его окончания. Довольно тесно сдружился с целителем Фородрилем, однако, вернувшись к 1330 году домой в Дортонион, долго не покидал родных мест и предпочитал скорее принимать гостей, чем самому отправляться навестить друга. Вообще гостей у себя любил и привечал недурными настойками собственного сочинения и изготовления.
Впервые после своего путешествия покинул дом ради Первой Битвы Белерианда. Сам, разумеется, не участвовал, но помогал исцелиться раненным воинам.
О Битве под звездами узнал постфактум и не слишком интересовался подробностями. О пришествии перводомцев - только когда их "разведчики" нагрянули непосредственно в Дортонион - и то старался не вступать в прямое взаимодействие. После восхода Светил дошли слухи и о пришествии второй партии голодрим. Когда в Дортонионе обосновались Ангрод и Аэгнор, имел удовольствие видеть этих голодрим вживую. Относится к ним - всем вместе и каждому в отдельности - вполне дружелюбно и незлобиво.
Слышал о празднике Мерет Адертад, но сам его не посещал.
Примерно в 32 ГС в Дортонион пришел местный же охотник, Хильмендиль, приятель Химнора, пропавший без вести некоторым временем ранее и объявил, что сбежал из замка Черного Всадника с Севера. Химнор вылечил его тело и как мог старался исцелить и привести в порядок душу. Однажды, когда "основной курс лечения" был уже завершен, Хильмендиль предложил Химнору совместную конную прогулку по окрестностям. Отъехав довольно далеко от жилья, за одним из поворотов приятелей встретило некоторое количество темных тварей. Химнор тут же развернул коня и помчался обратно к поселению, пребывая в полной уверенности, что Хильмендиль скачет за ним, и стараясь сохранить жизнь и здоровье хотя бы до момента попадения в поле зрения воинов, защищающих это поселение. Успел. Чудом, но успел. Однако Хильмендиля не было. Более того, при последующем осмотре места засады не было обнаружено ни его останков, ни следов борьбы. Тут же всплыло воспоминание, что охотник вел целителя к означенному месту очень уверенно и целенаправленно. Стало очевидно, что дортонионец перешел на сторону Врага.
Этот случай сильно ударил в том числе по целительскому самолюбию Химнора - ведь он был в полной уверенности, что исцелил как рон приятеля, так и его фаэ.
Химнар решил, что не имеет больше права заниматься целительством, захандрил и вскоре покинул Дортонион - в первый раз после Первой Битвы. К 36 ГС он пришел в уже почти достроенный Виниамар. Вспомнив свою жизнь в Фаласских гаванях, он решил остаться в этом городе, на берегу моря. Вот только он не знал, чем заняться, какое дело выбрать. Ни к одному из возможных, кроме целительства, душа у него не лежала. Так - в момент тяжелых размышлений - его нашла совсем юная дева. Попытавшись избавить его от тоски и потерпев неудачу, она познакомила Химнора со своим братом Халлайкассэ. Они быстро нашли общий язык и сильно сдружились. Однако Химнор и ему рассказал только, что ушел из Дортониона в поисках дела души и до сих пор, несмотря на приличный возраст, не может его отыскать.
Очень скоро выяснилось, что у сестры Халтона - так по-синдарски Химнор звал Халлайкассэ - немалые способности к целительству. От неожиданности Химнор проговорился о своем даре - и об истинной причине ухода из родных краев. И девочка, которую он уже успел полюбить, как родную дочь, и которой он дал прозвание Нифредиль - Подснежник - упросила его вернуться к целительству и взять ее в ученицы. Химнор долго колебался, но не смог отказать.
О том, что Химнор уже имел опыт работы с ангбандскими беглыми, он предпочитает не распространяться. Открыто, но все же под секретом, он говорил об этом только Халтону
Слишком близких друзей нет, возлюбленной/жены нет, детей, соответственно, нет. Всего себя отдает делу души - и того же будет требовать от ученика.
Нормальное состояние: спокоен, сдержан, уверен в себе. Иногда не может воздержаться от язвительных, но незлых в сущности комментариев.
На момент игры ок. 362 лет.

@темы: квента